Престольный праздник в честь свт. Игнатия (Брянчанинова). Фото обретения мощей святого, 1988 год

Христос воскресе!

Вчера, в канун престольного праздника — дня памяти святителя Игнатия, епископа Кавказского и Черноморского — Господь, утешая нас в эти непростые для всех верующих недели, даровал нам интересную встречу.

Этот рассказ публикуется по благословению нашего настоятеля, о. Кирилла.

Местная жительница, прихожанка нашего храма, раба Божия Елена, передала для о. Кирилла памятные фотографии, на которых запечатлено произошедшее 32 года назад обретение мощей святого покровителя нашего крестильного храма — святителя Игнатия. Эти снимки мы оцифровали и теперь можем поделиться ими с вами (опубликованы в конце статьи).

Но в начале рассказа вспомним некоторые детали жития святого.

Молодой дворянин, Дмитрий Александрович Брянчанинов, отказавшись от военной карьеры по состоянию здоровья, в возрасте 24 лет был пострижен в монашество с именем Игнатий — в честь священномученика Игнатия Богоносца. В молитве за Отечество и непрестанных трудах будущий святой проявлял немалое усердие и снискал уважение священноначалия и горячую любовь верующих. 

Образ свт. Игнатия, крестильный храм в честь Святого, Фирсановка

Одно за другим последовали назначения — настоятель и игумен Григориево-Пельшемского Лопотова монастыря (Вологодская область), архимандрит Троице-Сергиевой пустыни (близ Петербурга), благочинный монастырей Петербургской епархии.

О. Игнатий был духовным наставником для многих знаменитых современников, среди которых композитор Михаил Глинка, протоиерей и также композитор о. Петр Турчанинов и Алексей Львов, автор музыки гимна “Боже, Царя храни!”.

Кипучая деятельность, постоянная живая молитва и забота о вверенных его попечению духовных чадах не могли не отразиться на здоровье праведника. Тяжелые болезни, в том числе, острые приступы ревматизма, вынудили свт. Игнатия подать в 1847 году (архимандриту было тогда всего 40 лет) прошение об увольнении на покой, в котором ему было отказано. Вместо этого о. Игнатию, для поправления здоровья, был предложен 11-месячный отпуск. Так подвижник впервые попал в Николо-Бабаевский монастырь, что в середине XIX века был приписан Костромской епархии, а ныне относится к епархии Ярославской. Удивительное по красоте место на правом берегу Волги, в окружении лесов, полюбилось будущему святителю и осталось в его памяти на долгие годы.

До своего окончательного ухода на покой о. Игнатий продолжил управление Троице-Сергиевой пустынью, а в возрасте пятидесяти лет состоялось его посвящение во епископа Кавказского и Черноморского. Новое назначение, в виду своего местонахождения, должно было благотворно сказаться на его здоровье, но неутомимая деятельность и помощь решительно всем, кто обращался к епископу Игнатию со своими нуждами и заботами, не могли положительно повлиять на физические силы подвижника. Всей душой полюбивший Ставрополье и Причерноморье, он, тем не менее, вынужден был просить Государя Императора Александра II об увольнении на покой. И на этот раз прошение было удовлетворено. А местом пребывания епископ выбрал такой полюбившийся ему Николо-Бабаевский монастырь.

Из истории Николо-Бабаевского монастыря.

Монастырь был основан в месте слияния рек Волга и Солоница близ селения Бабайки, названного так по одноименному приспособлению — бабайкам. Это большие вёсла-рули, которые лесозаготовщики использовали при сплавлении бревен по Волге. При заходе в Солоницу бабайки становились не нужны, и их складывали на берегу. Начало монастырю, как и многим другим обителям земли Русской, положило чудо. В XIV веке к берегу пристала бабайка, на которой стояла чудотворная икона святителя Николая Мирликийского. Местные жители с почестями и благодарственным молитвами приняли святыню и поместили ее в дубраве, так как место было пустынным. Сюда же пришел один из учеников прп. Сергия Радонежского, инок Иоанн. Его трудами из бабаек была возведена первая часовня, куда перенесли чудотворную икону. Впоследствии монастырь разросся, но удаленность места оставляла обитель малоизвестной и бедной. Настоящая слава пришла к Николо-Бабаевскому монастырю во второй половине XIX века и была связана с именем святого Игнатия Брянчанинова.

Здесь святитель провел последние 6 лет своей жизни. Но годы эти прошли не только в тишине и пустынножительстве, как с юных лет мечтал будущий святой. Господь Спаситель, наделив своего праведника в числе духовных даров, проницательным умом, энергичностью и умением довести дело до конца, на протяжении всего служения вверял епископу Игнатию монастыри, находившиеся в крайнем упадке. Так было с Пельшемским Лопотовым монастырем, так было с Троице-Сергиевой пустынью. Так случилось и в 1861 году, когда в Николо-Бабаевский монастырь прибыл святой подвижник со своими самыми ближайшими учениками. Везде св. Игнатий Брянчанинов, мобилизуя все свои силы и возможности, уповая на помощь Всевышнего, наводил порядок и превращал запустение в расцвет.

Спустя год, в 1862 году, в Николо-Бабаевский монастырь приехал и подвизался там почти три десятка лет родной младший брат святого — Петр Александрович, в постриге нареченный Павлом.

Николо-Бабаевский монастырь к моменту прибытия еп. Игнатия испытывал острую нужду, находился в долгах, а храмы и постройки требовали серьезного ремонта. Этому делу и посвятил свои последние годы святой. Приведя в порядок хозяйство и монастырские здания, престарелый настоятель возвел новую церковь в честь Иверской иконы Божией матери, ставшую соборным храмом. Здание было спроектировано и построено талантливым архитектором Иваном Горностаевым и выделялось необычным куполом, сконструированным в форме митры. На строительство верующие жертвовали немалые деньги. Так, брат епископа Игнатия, Петр Александрович, передал на постройку все свое состояние — 5000 рублей.

Собор в честь Иверской иконы Божией Матери. Фото: Яндекс.Картинки

Тихое, уединенное и живописное место было словно создано для покоя и молитвы. Но святитель не оставлял и своих трудов. Мудро управляя обителью, он неустанно писал свои сочинения, проповеди, богословские исследования и назидательные письма — то наследие, которому мы можем с благодарностью внимать и по сей день.

Свою последнюю Божественную Литургию епископ отслужил в праздник Пасхи Христовой 1867 года. По прошествии двух недель, в седмицу святых Жен Мироносиц труженик и молитвенник святитель Игнатий тихо отошел ко Господу.

Его желание быть похороненным в монастыре исполнилось. На отпевание в обитель стеклись несколько тысяч человек. Святой был погребен под полом церкви в честь свт. Иоанна Златоуста и прп. Сергия Радонежского. Там его мощи покоились вплоть до их обретения спустя 121 год.

В годы репрессий Николо-Бабаевский монастырь упразднили. Были взорваны Никольская церковь и величественный собор в честь Иверской иконы Божией Матери. Красивая трехъярусная колокольня с часами простояла немногим дольше — ее разрушили в 1941 г. Но Божиим промыслом храм, где покоились мощи святого, остался цел. Золотой купол заменили обычной крышей, а сам свод изнутри перекрыли потолком. В годы войны в церковном здании расположилась кухня при госпитале, над гробом святого приготовляли пищу для раненых. После Победы здесь разместили колонию для несовершеннолетних, а позднее — детский костно-туберкулезный санаторий.

Рассказывает р. Б. Елена:

В советское время на территории Николо-Бабаевского монастыря был замечательный санаторий для лежачих детей, страдавших размягчением костей и позвоночника. Там же, на территории монастыря, был и сейчас есть источник соленой воды. Эту воду в определенных пропорциях принимали больные дети, им делали компрессы с соленой водой, повязки. И эти дети выздоравливали. Кости укреплялись настолько, что впоследствии выросшие пациенты работали даже грузчиками.

Обретение мощей епископа Игнатия состоялось 26 мая 1988 года, в преддверие Поместного Собора РПЦ, на котором святитель был прославлен в лике святых. На фотографиях, сделанных р. Б.Александром и переданных им р. Б. Елене, запечатлено само событие обретения святых мощей и перенесение их из разрушенного Николо-Бабаевского монастыря в открытый за полгода до этого Толгский Введенский монастырь в городе Ярославле.

По рассказу жительницы селения Бабайки, после того, как мощи святителя Игнатия Брянчанинова были увезены из церкви, сам монастырь окончательно разрушился в короткий срок из-за нескольких пожаров и обрушения кровли уцелевших зданий.

Сложилось такое впечатление, что Святитель оберегал Бабайки, а увезли  Его – и охранять монастырь стало уже некому.

Раба Божия Елена поделилась с нами некоторыми историями из собственного духовного опыта, связанного с незримым руководством святого Игнатия. Так, во время паломничества в Толгский монастырь в день памяти святого наша рассказчица осталась на ночь в монастыре. Но народу собралось много, и ночевать было негде — людям пришлось расположиться даже в храме на полу, так что яблоку негде было упасть. Единственное свободное место осталось на коврике у раки с мощами святителя, оно и стало ночным пристанищем для р.Б. Елены. Да и сама история передачи ей фотографий обретения мощей, состоявшаяся у стен Троице-Сергиевой лавры, по сути, случайным (а мы знаем, что у Господа нет ничего случайного) человеком — тоже свидетельство молитвенного заступничества епископа Игнатия.

Сегодня мы чтим память свт. Игнатия, епископа Кавказского и Черноморского, и мне кажется весьма символичным и промыслительным, что старые снимки с обретения мощей святого попали к нам именно в эти дни, и мы можем снова прочесть житие подвижника и познакомиться с историей удивительного монастыря, где святой покровитель нашего крестильного храма провел последние годы жизни.

ФОТОГРАФИИ С ОБРЕТЕНИЯ МОЩЕЙ СВТ. ИГНАТИЯ, 26 МАЯ 1988 Г.:

Богу нашему слава, всегда, и ныне, и присно, и во веки веков.

Просим ваших святых молитв о р. Б. Елене и Александре.

Просмотры (51)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *